u 64 70
galka 64БУХГАЛТЕРСКАЯ ЗАДАЧА С ПРОВОДКАМИ - решение задач любой сложности
galka 64КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА ПО БУХГАЛТЕРСКОМУ УЧЕТУ - теория и практика
galka 64СКВОЗНАЯ БУХГАЛТЕРСКАЯ ЗАДАЧА - решение сквозных задач - моя основная специализация
galka 64ЛАБОРАТОРНЫЙ ПРАКТИКУМ ПО БУХГАЛТЕРСКОМУ УЧЕТУ - сквозная задача + подготовка бухгалтерских документов
galka 64ОТВЕТЫ НА БУХГАЛТЕРСКИЕ ТЕСТЫ - ответы онлайн
galka 64БУХГАЛТЕРСКИЙ ЭКЗАМЕН - ответы на вопросы через WhatsApp, Viber, email
ПРОВЕРЬ СВОИ ЗНАНИЯ И ПОЛУЧИ 100rubl
Бухгалтерские задачи онлайн
galka 64РЕШЕНИЕ СКВОЗНОЙ БУХГАЛТЕРСКОЙ ЗАДАЧИ - от 60 минут
galka 64РЕШЕНИЕ ЗАДАЧИ ПО БУХГАЛТЕРСКОМУ УЧЕТУ онлайн - от 10 минут
galka 64ЭКЗАМЕНЫ, ТЕСТЫ ПО БУХУЧЕТУ онлайн - от 5 минут
Стоимость услг
Друзья, я работаю без посредников и мы всегда сможем договориться.
Единственная просьба - обращайтесь за помощью заблаговременно.
В период большой загруженности я вынуждена регулировать объем заказов изменением цены.
galka 64РЕШЕНИЕ БУХГАЛТЕРСКОЙ ЗАДАЧИ С ПРОВОДКАМИ - от 30 руб.
galka 64ПРАКТИКУМ, СКВОЗНАЯ ЗАДАЧИ ПО БУХГАЛТЕРСКОМУ УЧЕТУ - от 600 руб.
galka 64ЭКЗАМЕНЫ, ТЕСТЫ ПО БУХУЧЕТУ онлайн - по договоренности (от 300 руб.)
li 500 500
ОБРАЩАЙТЕСЬ ПО WhatsApp/Viber - добавьте мой телефон 89270681800 в Контакты
ЗВОНИТЕ С 8-00 ДО 23-00 - мой номер: 8-927-068-18-00/Билайн/ или 8-927-063-18-00/Мегафон/
ПИШИТЕ НА МЫЛО - мой email: 89270681800sobakamail.ru
Моя группа ВКонтакте
Мой инстаграм
 
 
 
 

РЕШЕНИЕ БУХГАЛТЕРСКИХ ЗАДАЧ
ТЕСТЫ ПО БУХГАЛТЕРСКОМУ УЧЕТУ
РАЗРЕШИТЕ МНЕ ПОМОЧЬ ВАМ

Please type your full name.
Как Вам будет удобно получить ответ?
Например, мой емайл - 892706818@mail.ru
А на какой адрес я могу ответить Вам?
Номер телефона может состоять только из цифр!
Чем я могу помочь???
Прикрепите файл с заданием!
Неверный ввод
Бухгалтерский учет на заказ

ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ САМООБРАЗОВАНИЯ

Надеюсь, что этот раздел сайта
будет полезен Вам.


Сейчас здесь представлено более 800 публикаций.

Если Вам требуется найти информацию - воспользуйтесь пожалуйста строкой поиска.

razd

Неблагополучное на протяжении ряда лет состояние рынка аудиторских услуг отмечается многими авторами [1, 2, 3]. Действительно, сужается рынок, снижаются доходы, падает престиж профессии, сокращается количество аудиторских организаций и аттестованных аудиторов. Нарекания по поводу качества аудиторских заключений стали дежурной темой. Можно услышать мнение, что аудиторское сообщество оказалось не готовым к самоорганизации, саморегулированию и самоконтролю.

Переход к саморегулированию зафиксирован в Федеральном законе от 30.12.2008 № 307-ФЗ "Об аудиторской деятельности" (далее - Федеральный закон об аудиторской деятельности, или Закон № 307-ФЗ). Сейчас на рынке аудита действуют пять саморегулируемых организаций, есть Совет по аудиторской деятельности и рабочий орган, который готовит для него проекты решений. Атрибуты саморегулирования налицо. Но почему механизм не работает? Почему мы "на выходе" имеем низкое качество аудита и падение престижа профессии? Почему члены саморегулируемых организаций с такой неохотой платят членские взносы, воспринимая даже их незначительный размер как непосильную финансовую нагрузку? Эти вопросы не являются риторическими, и ответ на них выглядит неутешительным. Механизм саморегулирования по-настоящему не запущен, а затрачиваемая энергия не дает желаемого эффекта.

При изучении Федерального закона об аудиторской деятельности (ст. 15) мы легко обнаружим, что регулятором в данной сфере как было, так и остается государство в лице Минфина России. А.Л. Кудрин, выступая 2 июня 2014 г. в Государственной Думе, справедливо заметил, что государственная система управления "сегодня существенно отстает от точного анализа и выявления того, что требуется сделать" (см.: "Ведомости", 2015, 3 июня).

Из 16 членов Совета по аудиторской деятельности (далее - Совет) только двое являются представителями аудиторского сообщества. Председатель Совета избирается из представителей пользователей бухгалтерской (финансовой) отчетности. Если бы Совет по своей сути был консультативным, было бы логично и правильно возглавить его уважаемому и авторитетному специалисту из числа пользователей аудиторских услуг. Но мы-то говорим не о консультативном совете, а о высшем органе самоуправления аудитом, и простой здравый смысл, равно как и формальная, и диалектическая логика, подсказывает, что он должен возглавляться уважаемым и авторитетным представителем аудиторского сообщества.

Рабочий орган Совета на 70% формируется из числа представителей саморегулируемых организаций. Но это уже не помогает исправить положение. Он, как и сам Совет, став частью аппарата министерства, может готовить только решения, одобряемые этим аппаратом.

Сказанное не означает, что решения двух уважаемых органов являются по определению неправильными. Отнюдь. Но из представленного описания следует, что подлинного саморегулирования в сфере аудита не существует. Ситуация дошла до абсурдной, когда аудиторскому сообществу не разрешили самостоятельно решать даже такие вопросы, как назначение на должность и освобождение от должности руководителя Единой аттестационной комиссии, создаваемой самими саморегулируемыми организациями (ч. 4 ст. 11 Закона № 307-ФЗ в ред. Федерального закона от 01.12.2014 № 403-ФЗ).

Естественно, шокирующим для рынка было решение законодателя о повышении требований к численности членов саморегулируемых организаций аудиторов (п. 1 ч. 3 ст. 17 Закона № 307-ФЗ в ред. Федерального закона от 01.12.2014 № 403-ФЗ). Субъект законодательной инициативы, внесший соответствующие поправки в Федеральный закон об аудиторской деятельности, известен, но подлинный автор остается инкогнито. Какие цели преследовались, какими критериями руководствовались инициаторы поправок, предлагая многократное увеличение численности (применительно к юридическим лицам в 4 раза, применительно к физическим лицам в 14 раз)? Предполагаемое изменение требований к числу членов саморегулируемых организаций аудиторов (далее - СРОА) не было предметом обсуждения на заседаниях Совета и его рабочего органа. Письмо пяти СРОА, направленное в Государственную Думу, осталось без ответа. Другими словами, мнение саморегулируемого аудиторского сообщества мало кого интересовало.

Каковы последствия внесенных изменений? Ни одна из действующих СРОА не соответствует установленным требованиям. Все аудиторы поставлены в состояние неопределенности на два года. А саморегулируемые организации, вместо того чтобы сконцентрировать свои усилия на решении таких задач, как повышение качества аудиторских услуг, обеспечение эффективности внешнего контроля деятельности аудиторских организаций и удаление с рынка тех, кто не желает добросовестно выполнять свою работу, вынуждены бороться за свое выживание. Главенствующей становится задача увеличения численности членов. Нетрудно было догадаться с самого начала, что это приведет к целому ряду отрицательных последствий для повышения привлекательности СРОА: снижается размер членских взносов в ущерб должному финансированию их деятельности, "входной" контроль при приеме новых членов становится излишне лояльным, как и требования к аудиторам, нарушающим стандарты аудита, Кодекс профессиональной этики и Правила независимости.

Более того, начинается информационная война, сопровождающаяся восхвалением одних СРОА и нападками на деловую репутацию других. Естественно, такие действия не повышают престиж профессии, но организаторов черного пиара это не интересует.

Описанное происходит в условиях обширного экономического кризиса (рецессии, стагнации, стагфляции), естественным путем вымывающего с рынка как аудиторов, так и пользователей аудиторских услуг [4, 5, 6]. На момент принятия Закона в России было немногим более 22 тыс. аттестованных аудиторов. Это означало, что в лучшем случае может остаться две СРОА, если рынок аудиторских услуг удастся разделить пополам. Но нельзя не учитывать, что на протяжении ряда лет на рынке отмечалась тенденция сокращения численности как аудиторских организаций, так и аттестованных аудиторов. По состоянию на 1 июня 2015 г. количество аудиторов составило уже 20,9 тыс. Скорее всего, к 1 января 2017 г. останется менее 20 тыс., а это значит, что сможет сохраниться только одна СРОА. Вероятно, такова цель изменений. но зачем? Общеизвестно, что существование монополии всегда сопряжено с целым рядом негативных явлений. Прежде всего это отсутствие естественных стимулов к совершенствованию и развитию, застой. Рынок аудита требует совсем другого.

Аудиторскому сообществу следовало бы объединиться, чтобы добиться отмены явно нерационального нововведения. Ситуация этому благоприятствует. Государство в очередной раз небезосновательно озаботилось избавлением себя от излишних функций. В качестве одного из результатов было одобрение Правительством Российской Федерации 29 января 2015 г. Концепции совершенствования механизмов саморегулирования (далее - Концепция) [7]. Она подготовлена в соответствии с Поручением Президента Российской Федерации от 27.05.2014 № Пр-1168, и есть основания считать, что будет реализована.

В Концепции справедливо отмечается, что институт саморегулирования обладает серьезными преимуществами в сравнении с прямым государственным регулированием. Мировая практика свидетельствует, что "общие регулятивные и охранительные меры, вводимые субъектами саморегулирования, зачастую устанавливают более высокий и более детальный уровень требований к участникам рынка (товарам и услугам), нежели акты государственных органов власти" [7, с. 2, 3]. Во многих странах именно саморегулируемые организации, в том числе аудиторов, выработали огромный массив требований и рекомендаций, зачастую более профессиональных и актуальных, а самое главное, более востребованных, чем способен им предложить государственный регулятор.

В то же время в Концепции обоснованно говорится о целом ряде недостатков, имеющих место при внедрении института саморегулирования в России. В их числе: неэффективность механизмов ответственности, неразвитость практики урегулирования споров, низкая информированность потребителей (пользователей) о возможностях и преимуществах саморегулирования [7, с. 16 - 20].

Реализация положений Концепции предполагает принятие новой редакции Федерального закона "О саморегулируемых организациях", который должен стать подлинно базовым для развития института саморегулирования в России. Соответственно, потребуется серьезное реформирование законодательства об аудиторской деятельности, что существенно повлияет на рынок аудиторских услуг. Он должен измениться и по форме, и по существу.

С учетом сказанного имеет смысл остановиться на основных положениях Концепции и дать им оценку с точки зрения применимости к институту саморегулирования в сфере аудита. Ключевой идеей Концепции является построение общегосударственной модели саморегулирования, предполагающей трехуровневую структуру. На первом, основном, уровне - субъекты рынка, осуществляющие хозяйственную деятельность (аудиторские организации и аудиторы). Второй уровень - саморегулируемые организации (аудиторов). Третий уровень - национальные объединения саморегулируемых организаций по отраслям (национальное объединение СРОА).

Согласно Концепции Федеральным законом об аудиторской деятельности может быть предусмотрено обязательное членство в национальном объединении всех СРОА. Оно создается в качестве юридического лица в организационно-правовой форме ассоциации или союза.

Анализ предполагаемых функций национального объединения позволяет заключить, что оно может заменить отраслевой государственный регулятор (разработка федеральных стандартов, ведение реестра членов СРО, осуществление контроля деятельности участвующих в нем СРО и др.). В этом есть определенный позитив - снижение уровня вмешательства государства в деятельность саморегулируемых организаций и субъектов рынка, а значит, возможность большего раскрытия потенциала саморегулирования.

Действительно, в каждой сфере, где происходит переход к саморегулированию, есть потребность в формировании центра для определения стратегических направлений развития соответствующей отрасли и профессии, разработки единых подходов к установлению профессиональных стандартов (правил) и практике их применения.

Вместе с тем здесь есть и опасность. Должны ли национальные объединения выступать как "суть отраслевые министерства"? Уход от избыточности государственного регулирования не должен создавать избыточность и бюрократизацию саморегулирования.

Создание национального объединения по "министерскому" принципу:

- усилит оторванность рядовых членов СРО (субъектов рынка) от принятия решений;

- приведет к умалению роли и значения СРО, непосредственно связанных с участниками рынка;

- отрицательно скажется на качестве регулирования, поскольку профессионалы - участники рынка останутся на 2-м уровне, лишенном необходимой полноты функций и полномочий, так как часть из них перейдет национальному объединению.

Наконец, финансовое обеспечение деятельности национального объединения ляжет дополнительным бременем на субъекты профессиональной деятельности.

Указанных отрицательных последствий можно было бы избежать, если рассматривать национальное объединение не как модернизированный вариант министерства, а как профессиональный совет, состоящий из представителей СРО, практикующих профессионалов (аудиторов), потребителей (пользователей аудиторских услуг), научно-образовательной сферы. Естественно, такой совет должен быть самостоятельным образованием, а не состоять при министерстве.

Таким образом, идея создания национального объединения СРО при ее корректной реализации могла бы дать положительный эффект. Тем более, как утверждается в Концепции [7, с. 24], введение трехуровневой модели саморегулирования позволит отказаться от искусственного регулирования государством количества СРО в одной отрасли экономики (секторе, сегменте рынка).

Другим важным положением Концепции является принцип единства отрасли при создании СРО [7, с. 22]. В его рамках зафиксирована невозможность объединения в одной СРО профессионалов (физических лиц) и предпринимателей (юридических лиц). К сожалению, это положение оказалось в Концепции недостаточно развернутым. Вместе с тем очевидно, что его реализация значительно изменит формат рынка аудиторских услуг.

В ходе дискуссий при обсуждении проекта Концепции высказывалось мнение, что нахождение в одной СРО в качестве членов как физических, так и юридических лиц создает конфликт интересов. Думается, что образование на рынке аудита раздельных СРО (объединяющих аудиторские организации, с одной стороны, и аудиторов, являющихся работниками данных организаций, - с другой) могло бы привести к еще большему конфликту. При этом хорошо известен зарубежный опыт, который основан на персональном членстве в саморегулируемых организациях профессионалов-аудиторов. Такие организации успешно функционируют.

Естественно, при переходе на персональное членство нам придется во многом перестраивать свою работу. Прежде всего это коснется организации внешнего контроля качества аудиторской деятельности.

Нельзя не остановиться еще на одном положении Концепции, а именно на принципе эффективной коллективной ответственности членов СРО [7, с. 22]. Данный принцип действительно присущ институту саморегулирования, существенно способствует установлению доверия к профессии, прежде всего конечному результату деятельности аудитора - аудиторскому заключению.

Однако не может не смущать одна из составных частей определения указанного принципа, данного в Концепции, - установление в качестве базовой солидарной ответственности СРО за своих членов. Это означает, что саморегулируемая организация в полном объеме отвечает по обязательствам каждого своего члена. Более того, взыскатель вправе обратиться за возмещением ущерба к СРО, минуя непосредственного виновника происшедшего. Авторы Концепции полагают, что реализация рассматриваемого принципа в сформулированном виде "положительно скажется на развитии конкуренции среди членов СРО, повысит качество и безопасность выполняемых работ и услуг" [7, с. 22]. К сожалению, результат может быть совершенно противоположным, если не исключить указание в данном принципе на солидарную ответственность. Отраженный здесь подход противоречит ее сущности. Солидарная ответственность предполагает единство обязательства с несколькими должниками. Применительно к возмещению вреда это означает его совместное причинение. СРО в данном случае не является причинителем вреда. Внедрение такого подхода не приведет к повышению ответственности, а, напротив, будет порождать безответственное поведение недобросовестных участников рынка - непосредственных виновников возникновения ущерба. За их действия, за некачественное аудиторское заключение в полном объеме будет отвечать СРО деньгами своих добросовестных членов. Очевидно, что здесь должен работать принцип субсидиарной ответственности, и в первую очередь отвечать должно виновное лицо. Это справедливо, а значит, способно дать позитивный эффект. Аудиторская палата России привела свои аргументы по рассматриваемому вопросу разработчикам Концепции. У нас есть основания считать, что ошибочное использование термина "солидарная" не перекочует в законодательство в целом и об аудиторской деятельности в частности.

Разработчики увидели еще одну проблему, связанную с переходом субъекта рынка из одной СРО в другую, и попытались ее решить. Концепцией предусматривается возможность перевода его взноса в компенсационный фонд другой СРО (право следования) [7, с. 36]. Однако такой "кульбит" представляется неприемлемым.

Во-первых, он противоречит базовым положениям института собственности, поскольку не учитывает, что средства компенсационного фонда являются собственностью СРО и не могут подобным образом отчуждаться.

Во-вторых, он не учитывает, что компенсационный фонд подвержен обесценению, особенно в условиях финансово-экономической нестабильности. Его фактический размер может уменьшаться, и уходящий член СРО, забирая свою долю, причиняет ущерб другим ее членам.

В-третьих, он способен разрушить систему формирования компенсационного фонда, поскольку ответственность СРО наступает не в пределах взноса каждого члена, а в пределах ущерба, подлежащего возмещению. На самом деле проблемы здесь нет. Очевидно, что при переходе в другую СРО профессионал (субъект предпринимательской деятельности) должен сделать соответствующий взнос в компенсационный фонд. Следовательно, ответственность за ущерб, причиненный после перехода, несет новая СРО, а за ущерб, причиненный до перехода, - прежняя.

Естественно, аудитор, вступив в качестве члена в конкретную СРО, не становится ее крепостным и вправе перейти в другую саморегулируемую организацию. Однако система компенсационных фондов не должна страдать, а порядок уплаты взносов не должен стимулировать легкий уход, особенно в случаях предстоящей проверки в рамках внешнего контроля качества работы аудитора.

Есть надежда, что указанное право следования не будет закреплено в действующем законодательстве, а Концепция в целом даст мощный положительный импульс развитию института саморегулирования, в том числе в сфере аудита. Сейчас идет работа над новой редакцией Федерального закона о саморегулируемых организациях, в которой АПР принимает участие. Затем должна последовать новая редакция Федерального закона об аудиторской деятельности.

Важно не забывать, что саморегулирование - не самоцель, а инструмент, способствующий созданию цивилизованного рынка, развитию профессии и повышению ее престижа, реализации потенциала каждого члена саморегулируемой организации. Именно в этом и состоит миссия СРО "Аудиторская палата России", утвержденная на последнем Общем собрании 29 мая 2015 г. Выполнение указанной миссии даст возможность каждому профессионалу-аудитору, каждой аудиторской организации - от небольшой региональной до крупной федерального и международного масштаба, включая членов "большой четверки", - осознать предназначение саморегулирования (саморегулируемой организации), увидеть его пользу для своего бизнеса в широком смысле этого слова, внести свой вклад в развитие данного института.

Мы очень надеемся, что развитие саморегулирования в сфере аудита пойдет по правильному пути, при котором будут учтены все особенности этой социально значимой сферы и созданы предпосылки для роста качества российского аудита, повышения престижа профессии.

Литература

1. Никифоров С.А. Мы его теряем? (О перспективах российского аудита) // Аудиторские ведомости. 2015. № 2.

2. Турбанов А.В., Лисовская И.А. Рынок аудиторских услуг России: тенденции, проблемы, направления развития // Деньги и кредит. 2015. № 2.

3. Рушайло П. Советы в пользу бедных. Почему падают доходы аудиторов и консультантов // Коммерсантъ-Деньги. 2015. № 16.

4. Аганбегян А.Г. Шесть шагов, необходимых для возобновления социально-экономического роста и преодоления стагнации, рецессии и стагфляции // Деньги и кредит. 2015. № 2.

5. Кудрин А.Л. Санкции приведут к затяжной рецессии, стагнации и падению ВВП.

6. Мау В.А., Улюкаев А.В. Глобальные системные кризисы: уроки истории // Ведомости, 19 января 2015 г., № 3752.

ХОТИТЕ  ПОМОГУ  ВАМ
НАПИСАТЬ СТУДЕНЧЕСКУЮ РАБОТУ?

Я  ДЕЛАЮ  ЭТО
БЫСТРО  И  НЕДОРОГО

Авторские работы
Полное сопровождение до защиты
ПРОСТО ОТПРАВЬТЕ МНЕ ВАШЕ ЗАДАНИЕ
И  Я  ВАС  НЕ  ПОДВЕДУ!

В  2018  ГОДУ
МНЕ  ДОВЕРИЛИ
ВЫПОЛНЕНИЕ

421

ПРАКТИЧЕСКИХ РАБОТ

ДЛЯ  ТЕХ  КТО  ЦЕНИТ  ГАРАНТИИ

СЕЙЧАС НА САЙТЕ

874

ПУБЛИКАЦИЙ

921

ВЫПОЛНЕНЫХ РАБОТ

­